Пропавший заговор

Самая актуальная информация на тему: "пропавший заговор" с полезными комментариями и отзывами.

Пропавший заговор

Юрий Кублановский. Обнаруженный заговор (2001)

Рецензия на кн.: Волгин И. Пропавший заговор. Достоевский и политический процесс 1849 г. – М.: Либерея, 2000. – 703 с.

Так называемое «дело Петрашевского» известно в нашей истории прежде всего благодаря участию в кружке Петрашевского Федора Достоевского, тогдашней молодой звезды на небосклоне русской литературы. А между тем – как точно замечает И. Волгин в преамбуле к своему труду – «здесь, по сути, начинается история русской интеллигенции. Здесь – одна из завязок нашей национальной судьбы. В этом отношении дело 1849 года еще не закрыто».

И действительно: дело это под исследовательским пером Волгина оказывается такой же пронзительной новостью, как, например, дела репрессированных коммунистами литераторов, когда Лубянка их приоткрыла. В классической цепочке «декабристы – Герцен – народовольцы» выпадало важное «социалистическое» звено: петрашевцы. Правда, прямо скажем, ничего конкретного они не успели сделать: не вышли на площадь, не издавали революционный журнал, не шли в народ, не звали «Русь к топору!», не начинали террора. Но как-никак по делу Петрашевского были приговорены к казни и каторге десятки людей. Неужели на пустом месте? – случалось недоумевать до книги Волгина. Теперь многое встает на свои места. Дело было действительно, если можно так выразиться, «превентивным», социалистическому нарыву – в силу разных, тщательно разобранных Волгиным причин – не дали состояться: вскрыли при созревании. Не просто было тогда вести следствие и судить, в общем, не по делам, а намерениям. Но не проще и современному исследователю реконструировать не по делам, а намерениям то, что и тайным обществом в точном смысле этого слова не назовешь.

Волгину удалось максимально сфокусировать казалось бы уже навсегда размытое. В этом деле, пишет Волгин, «пересекаются роковые пути человека и государства, причем каждый оказывается по-своему прав». И впрямь автор воздает «всем сестрам по серьгам». Ведь и после сталинщины история у нас писалась как? Были «пламенные революционеры», борцы «за нашу и вашу свободу», и – «охранка», гонительница и утеснительница свободолюбцев. Интеллигент читал и ловил диссидентский кайф, отождествляя себя с первыми, а КГБ – со второй. Как простодушно сказано в аннотации к вышедшей уже в 1995 году книге: «Исторические параллели между III Отделением и МГБ. позволяют извлечь немало уроков, столь необходимых в наши времена» (1). Исследование Волгина практически свободно от такой. «вульгарной социологии». С историей лучше не воевать, а стараться понять ее изнутри. Не надо сусальности и лубка, но не нужны и осовременивающие ее злые карикатуры.

Петрашевский, очевидно, чувствовал себя особенно неуютно, потому что «вдруг» и сам подставился, и других подставил. Ведь посиделки его кружка могли б продолжаться еще долго (Михаил Васильевич, оказывается, даже не подозревал о радикальности некоторых его членов – Достоевского, Спешнева и других, – втайне от лидера обзаводившихся уже подпольною типографией), если б сам Петрашевский не литографировал в количестве более двухсот экземпляров и не стал публично раздавать свою реформаторскую антикрепостническую записку «О способах увеличения ценности дворянских или населенных имений», чем и обратил на себя внимание. Внедрить агента и «раскрыть заговор» – на это много времени не понадобилось.

У Волгина зоркий глаз даже на мелочевку, он не «импрессионист», а. расследователь, скрупулезно умеющий, в этом ему не откажешь, сличить даты, поймать и ухватить даже мелкие противоречия. И остроумно припомнить что-то, прямо к делу не относящееся. Так, вспомнил он, что предков петрашевца С.Ф. Дурова, выходцев из Прибалтики, «высоко» оценил Иван Грозный: «И развлечь сумеют, и тайну сохранят». И – сразу видишь этого кровавого параноика-блудодея, столь ценимого нынче нашими новоявленными «государственниками».

Партикулярных в основном петрашевцев судил Военно-полевой суд. (Военных было среди них мало, например, штабс-капитан П.А. Кузьмин, дядя будущего замечательного поэта М. Кузмина, взятый в постели прямо с дамой и с нею же привезенный переусердствовавшими жандармами в участок.) Очевидно, гражданский суд не обладал полномочиями для столь сурового приговора.

. А что же сам Достоевский «на фоне эпохи» – в книге Игоря Волгина? Пылкий, «алчущий и жаждущий правды» поклонник Виссариона Белинского? Белинского, который, как известно, со слезами умиления ходил смотреть на начало строительства железной дороги меж Северной Пальмирой и Третьим Римом, которого даже возмущала мысль, что она может использоваться для грубых товарных перевозок, а не чего-нибудь деликатного? Непостижимый, но хотя, безусловно, всем памятный факт: Достоевского приговорили к расстрелу за чтение вслух письма Белинского к Гоголю – и только. Правда, приватно было им сказано и несколько радикальных фраз – но и все! Хочу заметить, что, на мой взгляд, монографии Волгина все-таки не хватает отдельного обобщающего очерка-этюда о петрашевце Достоевском: его образ раздроблен по всему повествованию книги. И все же он есть, и его нельзя не полюбить – со всеми его крайностями, а порой и нелепостями.

В позднем Достоевском не отделить монархиста-утописта от христианского демократа. Оригинальный, особый сплав, хотя с разными вариациями присущий, правда, и некоторым другим видным славянофилам. Русская консервативная мысль мучительно и, прямо скажем, не всегда эффективно искала себя на путях формирования национальной творческой идеологии – в пику захлестывающей все и вся идеологии освободительной. Достоевский времен «Дневника писателя» и Пушкинской речи – виднейший представитель ее. Тем интереснее история закваски его миропонимания, из какого «социалистического» гнезда оно – через Сибирь – вылетело. В тигле русского гения вступили в мировоззренческую реакцию и принесли своеобычный плод основные тенденции и течения XIX столетия, порою разнонаправленные.

Дубельт и «исполнял свои обязанности» добросовестно: служил, как умел, неограниченной монархии, самодержавию, в котором видел единственно спасительный для России путь. «Малейшее изменение, – считал он, – сделает в Престоле щели и подкопает его; тогда и без журналов, и не умея их даже читать, русский народ через полвека провалится. в пропасть» (2). (И ведь и впрямь, ежели начать отсчет с 1861 года – года крестьянского освобождения, и прибавить к нему вышеупомянутые полвека, то окажется, что Дубельт со своей «пропастью» ошибся-то всего на шесть лет.)

Однако многие видели свои гражданские обязанности совершенно в другом. Отчасти потому, что другою видели окружающую реальность. И вовсе не одни демократы и социалисты, а, к примеру, и А. Хомяков: «В судах черна неправдой черной и игом рабства клеймлена», – писал он о России, подобно другим славянофилам, не менее, чем Белинский, Петрашевский и проч., желавший скорейшей отмены крепостного режима.

. Казнь петрашевцев не может и по сей день не вызывать острого возмущения (хотя она и оказалась не смертною, а в некотором роде «гражданской») – даже и со скидкой на эпоху, не знавшую правового сознания. Но и эта пытка обросла мифами и легендами. Волгин приводит действительно вопиющую цитату из труда питерского историка Л.Б. Нарусовой (1996): петрашевцев «вывели на плац, они увидели виселицы. мелкая барабанная дробь, шатающаяся табуретка под ногами». Приговоренные к расстрелу петрашевцы под пером супруги тогдашнего градоначальника Санкт-Петербурга А. Собчака превратились в. висельников. «Шатающаяся табуретка, – замечает Волгин, – выглядит здесь особенно натурально».

Читайте так же:  Амулет кинарет

Правда, в стилевом отношении в труде Волгина не все гладко. «Государство блюло чистоту жанра» (отказав сексоту в наживе). Петрашевцы «имели удовольствие наблюдать похороны» великого князя Михаила Павловича. А.А. Клейнмихель, «благодаря усердию Некрасова застрявший в памяти бессчетного множества школьных поколений», – при чем здесь «усердие»?

Оглядываясь на свою «петрашевскую» молодость, Достоевский много позже миролюбиво заметил: «Государство только защищалось, осудив нас». «Положим, что так», – пробует согласиться Волгин. Но замечает: «Мера необходимой обороны была, однако, сильно превышена».

1 Давыдов Юрий. Синие тюльпаны. М., 1995.
2 «Российский архив». VI. М., 1995. С. 133–136.

«Новый мир», № 9, сентябрь 2001. С. 200.

EzoBox.ru Библиотека эзотерики

Крест – ключ. Крест – замок.
Крест тридевяти дорог.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.
У богатых купцов, у богатых людей,
У богатых царей-государей
Злато-серебро в сундуках,
На коронах и на руках.
Его они тратят, считают,
А их сокровища прибывают,
Растут, умножаются,
В великую казну собираются.
Я на бел-горюч камень встану,
Три святые листа достану.
И что я буду говорить,
Все мне Ангел мой сотворит.
Быть бы мне (имя) в злате и в серебре
Да иметь бы его всегда и везде.
Один золотой положу – два достану,
Среди всех богатых богатым стану.
Как бессчетная в дороге бывает пылища,
Так и ты будь бессчетной, моя деньжища.
Губы. Зубы. Ключ. Замок. Язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.

Чтобы деньги шли в дом

Господи! Как солнцеворот
На небе вращается,
Так пусть в дом мой
Удача моя возвращается.
Толстей мошна моя, разрастайся,
Рубль мой умножайся и возвращайся.
Ключ. Замок. Язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.

Первым разом, лепшим часом,
Господи, помоги! Господи, благослови!
Пречистая Божья Мать,
Не дай мне в этом году терять:
Ни вещей, ни людей, ни любимых детей,
Пособи мне и помоги,
Все, что дорого, мне сбереги.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков.
Аминь.

Найти потерянную вещь

Батюшка вещун, выходи
И мою потерю найди.
Солнце восходит,
Солнце заходит,
А вещун мою пропажу находит.
Ключ. Замок. Язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Память моя истиной прояснись,
Что утеряно объявись.
Клала руками, найду ногами.
Губы. Зубы. Ключ. Замок. Язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.

Эти ножки связаны и не ходят,
А мои ноги потерю находят.
Ключ. Замок. Язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.

Обережный заговор на порог дома

Дом мой, порог родной,
Ангелы тебя сохраняют,
На Божьи ключи, замки закрывают.
Вор на мой порог не зайдет,
Злодей-убийца не забредет,
Колдун оберег мой не перебьет.
Ключ. Замок. Язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.

Пропавший заговор

Пропавший заговор. Достоевский и политический процесс 1849 г.

Книга посвящена одному из трагических эпизодов русского XIX столетия и одновременно – решающему перелому в жизни Достоевского. Опираясь на впервые обнаруженные им архивные источники, автор реконструирует неизвестные доселе аспекты политического процесса, завершившегося зловещей инсценировкой смертной казни на Семеновском плацу.

В работе, охватывающей самый широкий исторический контекст, содержатся острые психологические характеристики главных участников этой драмы (императора Николая I, генерала И.П. Липранди, доносчика П.Д. Антонелли и др.).

Книга снабжена фундаментальными блоками подлинных исторических документов и богато иллюстрирована.

Молитва, чтобы найти потерянное, обличить воровство, вернуть украденное.

Молитва первая мученику Иоанну Воину

О великий Христов мучениче Иоанне, православных поборниче, врагов прогонителю и обидимых заступниче! Услыши нас, в бедах и скорбех молящихся тебе, яко дана тебе бысть благодать от Бога печальныя утешати, немощным помогати, неповинныя от напрасныя смерти избавляти и за всех зле страждущих молитися. Буди убо и нам поборник крепок на вся видимыя и невидимыя враги наша, яко да твоею помощию и поборством по нас посрамятся вси являющии нам злая. Умоли Господа нашего, да сподобит ны, грешныя и недостойныя рабы Своя (имена), получити от Него неизреченная благая, яже уготова любящим Его, в Троице Святей славимаго Бога, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва вторая мученику Иоанну Воину

О мучениче Христов, Иоанне воине! Храбрый еси во бранех, и врагом прогонитель, и обидимым заступник, всем православным христианом. О великий заступниче и угодниче Христов, Иоанне воинственниче! Помилуй нас, грешных и недостоиных, и заступи в бедах и в скорбех, и в печалех и во всякой злой напасти, и от всякаго злаго и обидящаго человека, тебе бо дана бысть таковая благодать от Бога, еже молитися за ны, грешныя, в бедах и напастех зле страждущия. Избави убо нас от обидящих и ненавидящих, буди нам поборник крепок на вся видимыя и невидимыя враги наша. О великий поборниче, Иоанне воине! Не забуди нас, всегда молящихся тебе, просящих помощи и неоскудныя милости твоея, и сподоби нас, грешных и недостойных, получити от Бога неизреченная благая, яже уготова любящим Его. Яко подобает Ему всякая слава, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва третья мученику Иоанну Воину

О великий Христов мучениче Иоанне! Услыши мя, прибегающего к тебе (имя), подаждь в скорби моей скорую помощь и заступление (содержание прошеная), яко да твоею помощию и поборством по мне посрамятся вси являющии мне злая. Аминь.

Пропавший заговор. Достоевский. Дорога на эшафот

Игорь Волгин — историк, поэт, исследователь русской литературы,основатель и президент Фонда Достоевского. Его книги, переведённыена многие иностранные языки, обозначили новый поворот в мировойисторико-биографической прозе.«Пропавший заговор» посвящён трагическому эпизоду русскогоXIX столетия и одновременно — решающему перелому в жизни Досто-евского. Богатство архивных материалов, многие из которых незна-комы читателю, позволяет автору реконструировать неизвестные до-селе аспекты политического процесса петрашевцев, завершившегосяграндиознои? инсценировкои? смертнои? казни на Семе?новском плацу.Широкии? историческии? и бытовой фон органично сочетается вкниге с удивительно глубокими и точными психологическими харак-теристиками деи?ствующих лиц — от Николая I до агента-провокатораАнтонелли;от Петрашевского и членов его кружка до их «разоблачите-ля» — генерала Липранди, бывшего некогда другом Пушкина.Книга предназначена для широкого круга читателеи?. Снабже?ннаяфундаментальными блоками подлинных исторических документов, онаможет служить также пособием-хрестоматиеи? для средних и высшихучебных заведении?.

Книга «Пропавший заговор. Достоевский. Дорога на эшафот» автора Волгин Игорь Леонидович оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг составил 0.00 из 10.
Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы на скачивания.
читать полностью

Ни одной рецензии нет, авторизуйтесь, и напишите свою!

Как найти пропавшего человека?

Согласно статистике ежедневно пропадает много людей, причем происходить это может по разным причинам. Например, человек мог просто уйти из дома, потерять память, его могли украсть и даже убить. Именно поэтому, важно знать, как найти без вести пропавшего человека. В первую очередь нужно обратиться в полицию и распространить объявления о поиске в интернете. Можно обратиться в частое розыскное агентство, а также воспользоваться магической помощью. На сегодняшний день известно много разных ритуалов и заговоров, которые помогают находить пропавших людей.

Читайте так же:  Аят от сглаза и зависти

Как найти пропавшего человека – заговор Степановой

Наталья Степанова является известной сибирской потомственной ведьмой, которая помогает во многих вопросах. Чтобы люди могли справляться с разными проблемами, она выпустила огромное количество книг. Есть заговор Степановой, чтобы найти пропавшего человека, который нужно читать каждый день, а звучит он так:

«Еду я – не еду, иду – не иду, стою – не стою,

К Престолу Божьему подойду,

Грамоту от Господа возьму и прочту,

Писаны от града Господнего слова,

А тем словесам сила дана.

Кто ее прочтет, в правую руку возьмет,

К тому ангел Господний придет.

Ой вы, ангелы – Божьи архангелы,

Михаил, Гавриил и Рафаил.

Вы на крыльях своих взлетите,

Потерявшуюся душу найдите

И домой ко мне (имя) ведите.

Возьмите свои ключи, откройте ее замки,

Попутную дорогу стелите,

Средь врагов ее проведите.

Укройте ее пеленой незримой,

Закройте щитом непобедимым.

Под руки возьмите, на крыльях несите

Рабу Божью (имя) ко мне,

К Божьей рабе (имя).

Петр и Павел, верховные апостолы,

И святой Никита Столпник врага прогоняют,

Двери и засовы отворяют,

Кандалы, оковы снимают.

Учините на мое слово печать,

Чтоб никто не смог молитве мешать.

Петр и Павел, Константин царь,

Святые архангелы и Иван Предтеча.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне, присно, во веки веков.

Молитва, чтобы найти пропавшего человека

Если пропал близкий человек и никакие методы не дают результатов, то стоит обратиться к Высшим силам, чтобы попросить их о помощи. Лучше всего для этой цели пойти в церковь, поставить там свечу возле иконы и прочитать такую молитву:

«Господи Всесильный, Господи Всеблагой, коленопреклоненно молю Тебя о великом чуде. Даруй, Господи, возвращение пропавшего человека, раба Твоего (имя). Ибо Ты сам сказал: «Кто ищет именем Моим, к тому мой ангел придет и явит то, что всякий просит. Аминь». Господи, ради рук, которые Тебя пеленали, ради рук, которые Твои ноги целовали, ради Святого Крещения, ради святой иконы «Умиление», ради матери Твоей, Царицы Небесной моей. Слезно прошу и молю: пусть раб Божий (имя) найдется, на порог своего дома вернется. Господи, молитву мою прими, каждое слово благослови, и раба Божиего отыщи. Во имя отца и Сына и Святого Духа. Ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Как найти пропавшего человека с помощью магии – ритуал

Есть специальный обряд, направленный на вызов пропавшего человека и если с ним все хорошо, то он непременно вернется домой, преодолев все препятствия, возникшие на пути. Если необходимо искать мужчину, то обряд стоит проводить во вторник или четверг, а если женщину – то в пятницу. Ритуал для поиска детей проводят только в среду. Приступать к нему стоит в три часа ночи, надев свободную рубаху с длинными рукавами и распустив волосы. Обязательно откройте форточку, чтобы духи могли попасть в дом. Крестик снимите и повесьте на шею ключ на веревке, который нужно перевернуть на спину. В комнате, где будет проводиться ритуал, не должно быть икон, предметов из металла, булавок и украшений. Подготовьте черную ткань, на которую стоит нанести пятиконечную звезду. Положите ее на пол и станьте на пентакль босыми ногами, положив под пятки серебряные монеты или серебряные ложки. В правую руку возьмите горящую свечу и фото пропавшего человека. Смотря на открытую форточку, без запинки прочитайте заговор:

«Иду из дверей, не благословясь,

Пройду в ворота, не перекрестясь.

Завешала я образа, завязала себе глаза.

Иду собачьей тропой, собачьим нюхом,

Здороваюсь с первым духом.

Здравствуй, дух мой,

Веди меня своей тропой.

Вот чисто поле, во поле роща,

В роще стоит осина,

У ней есть зеленая вершина,

На ее зеленой вершине сидит старый черт.

Черт-батюшка, помоги мне,

Божьей рабе (имя),

Помоги да сослужи,

Вызови девяносто девять твоих бесенят

И пошли их на поиски раба Божьего (имя).

Пусть топят ему душу,

Влекут, зовут, призывают,

Сюда, ко мне, Божьей рабе (имя).

Кто его стережет, не пускает,

Пусть не заговорят, не грозят, не лают.

Замки откроются, двери распахнутся,

Оковы, ремни разомкнутся,

Глаза врагов отвернутся от Божьего раба (имя).

Эй вы, духи, верхние и нижние,

Слабые и высшие,

Мой вам наказ: ведите и несите,

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Где надо – провезите,

Где надо – протащите,

Где надо – проплывите,

Где надо – пролетите,

Где надо – проползите:

Через щель, через доску,

Через верх, через низ,

Через первого и последнего.

Кто его сторожит?

Слово мое, мой приказ:

Пусть сбежит раб Божий (имя)! Аминь.

Вижу я глазами закрытыми.

Идите и приведите ко мне,

Божьей рабе (имя), раба Божьего (имя).

И пока звезда Иисуса горит

И слава Его не меркнет.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

После этого сойдите с пентакля и затушите дыханием свечу. Монетки заверните в ткань и закройте форточку. Снимите ключ и оденьтесь, а затем, идите в место, где не ходят люди и закопайте там сверток с монетами и ключ. Важно во время этого молчать и не попадаться никому на глаза. Обряд следует повторять каждый день девять раз, но серебряные монеты используются только в первом ритуале, затем, все делайте без них.

Как найти пропавшее животное с помощью заговора

Если пропало домашнее животное, то это вызывает тревогу, жалость, беспокойство. Особенно страдают, если пропала кошка или собака, дети и пожилые люди. Можно подать объявления, поспрашивать соседей и людей на улице в том месте, где именно оно пропало. Но часто это не дает желаемого результата.

Известно, что наши предки знали немало заговоров, как найти пропавшее животное. Можно в это верить или не верить, но попробовать можно. Ведь от этого никому хуже не станет, а если удастся найти домашних любимцев, то все в семье будут только рады этому.

Чтобы кошка пришла домой

Если у вас потерялась любимая кошка, которая домой так и не пришла, а поиски так и не дали результатов, то можно попробовать такой заговор. Лучше его прочитать там, где пропало животное.

Кошка, которая гуляет сама по себе

Читать этот заговор надо на растущую луну, каждое утро, как только забрезжит рассвет:

«Ой ты, мати сыра земля, по тебе идет тропа, по той тропе тысяча муравье, все идут до своих норьев, с пути не сбиваются, в муравейнике встречаются. Так и кошка чтобы не плутала, а шла к своему двору, к моему добру. Ты кошка, приходи. Ключ, замок, язык. Аминь».

Можно использовать и такой метод, чтобы вернуть потерявшееся домашнее животное. Когда наступит полнолуние, если до этих пор были предприняты все меры, а кошка или собачка так и не пришли домой, то надо взять подстилку своего любимого кота или собаки, зажечь ее во дворе дома и прочитать трижды эти слова:

«Как горит это место, так пусть горит кость, мозг, кровь у вора, нападет пусть на него страх и сорок болезней, щиплет его и ломает, грызет и бросает, трясет и давит, вяжет на узлы жилы. Как этот костер погаснет, так и вору плохо станет. Аминь».

Есть еще такой ритуал, чтобы найти свою кошку. Для его проведения понадобятся:

  • миска кошки;
  • белая свечка;
  • любимая еда животного.
Читайте так же:  Сильная порча на обидчика

Как вернуть домашнее животное?

В мисочку надо положить немного еды, зажечь свечу и поставить ее недалеко от миски животного и произнести четко и в полный голос:

«Я прошу силы вселенной защитить мое животное и помочь мне вернуть его сегодня же домой!».

Свечку не тушить, а оставить догорать.

Если животное убежало

Это заговор читается два раза ежедневно на протяжении недели. Читать его надо на том месте, где животное пропало или где вы видели его в последний раз. Этот заговор подходит для всех домашних животных:

«Собирайся, мой милый зверь (имя, цвет шерсти животного, порода, кто кошка, собака, другой вид животного), ко всякой ночке к своему дому, как собирается мир православный к звону колокольному и пению церковному. Как Муравьевы дети царю своему муравьиному служат и слушаются его, и как медовые пчелы слетаются к гнездам своим и не забывают детей своих и не покидают их. И как стекаются быстрые речки и малые и большие в славный океан-море, так бы и ты, мой зверь (имя, цвет шерсти животного, порода, назвать кто кошка, собака, другой вид животного), тек на мой голос со всех сторон: из-за озер, от мхов зыбучих, от черных болот, из-за рек, из-за ручьев, из-за лесов, тек в дом мой ночь ночевать, век вековать. Аминь».

Если вы читали заговор на протяжении недели, и животное так и не пришло домой, то надо на неделю сделать перерыв и снова читать его.

Заговор на возвращение животного

Когда пропадет корова

Если у вас пропала корова, не вернулась со стадом домой, а поиски не дали результатов, то можно поступить следующим образом. Рано утром затапливают печь, и как только из трубы пойдет первый дым, то сразу же зовут свою буренку, называя четко ее кличку, затем надо прочитать заговор и плюнуть через левое плечо трижды. Слова заговора следующие:

Как вернуть коровушку-буренушку?

«Лесной Царь-батюшка,
Пригони и притвори мою коровушку-буренушку».

Как позвать кошку или собаку домой?

Есть еще такой старинный заговор, чтобы позвать домашних животных домой, если они заблудились. Для проведения этого ритуала нужно иметь свечку. Надо встать перед открытой форточкой у окна, можно даже открыть и само окно. Следует зажечь свечу, пристально и очень внимательно вглядываясь в пламя и представляя мысленно своего любимца, вслух произнести:

«Дым в гору (имя питомца) до дому. Силой огня. Аоум!».

Последнее слово произносится протяжно как можно дольше. На Востоке это является очень сильной мантрой, которая возвращает домой заблудших. Здесь вы обращаетесь непосредственно к огненной стихии, а потому пламя свечи не надо задувать своим дыханием, а можно поставить свечу и подождать пока она сама погаснет или притушить ее пальцами.

Можно повторить этот заговор несколько дней подряд. Животное может не прийти сразу, надо набраться терпения и подождать…

Ритуал по возврату пропавших животных

Можно связать веревочкой ножки стола, за которым обедают члены вашей семьи. Каждый день надо мысленно обращаться к вашей собачке или котику и звать его домой. Некоторые еще «задабривают» домового, который любит котов и собак. Для этого готовят ему угощение, которое кладут в чистую мисочку.

Домового можно угостить кашкой, налить ему молока, положить ему сладостей. Только все это надо поставить в укромное местечко, чтобы не стояло это угощение на виду у всех. Просите своего Хозяина-домового вернуть вам вашего любимца. И не забывайте менять ему угощение.

Почти сказочный способ

Если у вас пропала какая-то скотина, не вернулась домой с пастбища коза или корова, а пастухи никак это объяснить не могут. То можно попробовать старый способ, который очень похож на сказку. Надо написать письмо Царю лесному, или как говорят старые люди, обратиться к лешему. Ведь все лесные владения ему подвластны и он там хозяин.

Считалось ранее, что только он поможет вернуть пропавших домашних животных. Главное надо соблюсти важное условие: со дня пропажи скотины не должно пройти более трех дней. Лучше это делать сразу. Ручкой с красными чернилами или пастой написать надо на чистом листке бумаги следующее:

«Царь лесной, с поклоном к тебе обращаюсь, с поклоном прошу: коли по владениям будешь прохаживать, за лесными зверями ухаживать, коль наткнёшься случайно на (имя и название животного), то верни мне скотинушку родненькую, мною вскормленную, мною ухоженную, верни кормилицу мою. А я тебя отблагодарю».

Текст может быть и таким:

Вознаграждение хозяину леса

«Пишу царю лесному и царице лесной, царю водяному и царице водяной, я человек … (дальше указать свое имя). Уведомляю вас, что у меня пропал зверь (указать имя зверя, вид, цвет). Если найдется у вас, то пошлите ко мне, не мешкая ни часа, ни минуты, ни секунды. А, если по-моему не сделаете, буду жаловаться на вас святому великомученику Егорию и царице Александре».

Письмо надо отнести в лес, прочитать, можно вслух, оставить на дереве (повесить на ветку) или положить на пенек. Рядышком надо положить «вознаграждение» хозяину леса. Это может быть горбушка хлеба, посыпанная солью и небольшая кружка молока. Иногда оставляют и бокал с пивом или вином.

Если уж и не вернет леший скотину, то даст обязательно каким-то образом знать, где ваше заплутавшее животное. Именно так раньше поступали наши предки, можно попробовать и сейчас.Попросить святых о возврате животных

Вернуть животное с помощью молитвы-заговора

Некоторые бабушки рекомендуют, чтобы вернуть домашнее животное, обращаться к Николаю Угоднику, Георгию Победоносцу, которые исполняют просьбы о пропавших животных. Сходите в церковь, поставьте свечку и попросите Святых, чтобы вернули вам вашего мохнатого любимца домой. Только просите искренне и с верой. И тогда Высшие Силы вам помогут или дадут знать о вашем любимце каким-либо способом.

Прислушивайтесь и будьте внимательны ко всем знакам, которые может послать Вселенная после обращения к ней за помощью. Это может быть случайно услышанный разговор на улице, передача по телевидению о пропавших животных, о питомниках для бездомных, объявление в газете о найденных собаках или кошках. Да мало ли что.

А есть еще такая молитва-заговор о животных Она не только для того, чтобы вернуть домой животное, но вообще о животных, чтобы им всегда было хорошо. Вот слова этой молитвы:

«Услышь нашу смиренную молитву, Господи!
Мы молим за всех наших друзей — зверей,
Особенно за тех, кто страдает,
За всех, на кого охотятся, кто потерялся,
Кого бросили, кто напуган или голоден;
За всех, кто должен быть усыплен.
Сжалься над ними, будь милостив!
А тем, кто должен о них заботиться,
Даруй сердца, полные сострадания,
Дай им добрые руки, подскажи ласковые слова.
Да будем мы истинными друзьями для зверей!
Да разделим с ними милость твою и благодать! Аминь!».

Ее можно также читать, если ваши любимцы потерялись и долго не возвращаются домой.

Читайте так же:  Фаркоп чери амулет

Как произносить заговор?

Заговор, который читаете на возвращение животного, лучше произносить, чтобы вас не слышали другие члены семьи или соседи. Если слова заговора произносятся на улице, то надо подождать, чтобы вам никто не мешал.

Все-таки заговоры, проведение различных ритуалов – это магические действия, которые не следует выносить на люди. Совершаться они должны наедине с самим собой, на природе, в лесу, как в случае с письмом к Царю лесному.

Это таинство, которое направлено на обращение к Высшим Силам Природы, к Космосу, как теперь принято говорить. Но любое такое действие не терпит шума, суеты, большого числа людей. Да и потом другие люди, которые не верят в такие действа, могут просто посмеяться и «развеять», «свести на нет» всю работу, что будет проделана вами.

Как и при любом заговоре или произнесение шепотка – скорого заговора, надо верить в то, что вы делаете. Только в таком случае и Высшие Силы смогут прийти вам на помощь.

Пропал ли заговор?

Об авторе: Бахыт Кенжеев — поэт, писатель, лауреат премии Антибукер-2000.

Пропавший заговор. Достоевский и политический процесс 1849 г. — М.: «Издательство Либерия», 2000, 704 с.

Сказанное, однако, не вполне отвечает на вопрос, почему все же такой ленивый, суетный и вечно жалующийся на отсутствие времени читатель, как я, потратил на эту книгу все свои свободные часы в течение недели.

По очень простой причине: так, как Волгин, не пишет сейчас никто. Но о книгах Волгина, представляющих собой выдающийся культурный феномен, пусть скажут другие. Я же ограничусь этими заметками.

В годы моей юности был популярен анекдот о статье в энциклопедии 3000 года, где Брежнев определялся как мелкий тиран эпохи Сахарова и Солженицына. Хохотали до упаду, забывая, что всесильных чиновников пушкинской эпохи, да и самого Николая I мы помним только в силу их соприкосновения с поэтом. Смех наш имел две причины. Во-первых, вся дикость подобного определения в свете предполагаемой вечности режима. Во-вторых, отдавая должное означенным фигурантам уголовных дел, заведенных Комитетом государственной безопасности СССР, большинство народа — включая интеллигенцию — все-таки полагало, что плетью обуха не перешибешь. Прошло всего тридцать лет — и мы уже близки к буквальному исполнению этого иронического пророчества, ибо история расставляет все на свои места.

Тем не менее чувства истории у нас — по крайней мере у моего поколения — не хватает. Школьный курс этого предмета, препарированного и заспиртованного, как гомункулус в кунсткамере, мы позабыли, самообразованием пренебрегли. Посему история России прошлого века в общественном сознании состоит по большей части из расхожих штампов. Если на одном фланге ее осмысления красуется рядом со зловредным маркизом де Кюстином славный профессор Ричард Пайпс (чья удивительная, хотя и несколько отдающая расизмом философия основана на том, что «русские всегда были рабами, отчего и устроили у себя революцию, а за нею и советскую власть»), то на противоположном фланге — не менее знаменитый историк охранительного толка Александр Пушкин, заложивший краеугольный камень вдумчиво-восторженного, хотя и слегка фаталистического отношения к старой России своим «Путешествием из Москвы в Петербург».

Но человек слаб. При всех достоинствах книги вряд ли я стал бы с таким же вниманием знакомиться с объемистым исследованием, трактующим, скажем, времена Чернышевского или Белинского. Фигура же Ф.М. постоянно освещает рассказ своим присутствием. Соответственно как бы контрабандой доставляется косному читателю масштабный очерк истории царской России середины прошлого века.

Итак, благодаря Достоевскому у Игоря Волгина появилась заинтересованность в кратком периоде нашей многострадальной истории, а у нас — возможность досконально с этим периодом ознакомиться. Какова же, осведомимся, социально-политическая позиция автора разбираемого труда? Охранитель он (предпочитаю это слово более употребительному термину консерватор) или либерал? (Не так давно мне пришлось задаваться тем же вопросом в связи с романом Михаила Шишкина «Взятие Измаила».) Ответ оказался сложнее, чем представлялось на первый взгляд.

Автор, как и полагается порядочному человеку, горячо сочувствует несостоявшимся бунтарям. Должно быть, либерал, думаем мы, когда наконец с полной ясностью понимаем, что никакого заговора не было вообще. «Сначала эти разговоры между Лафитом и Клико лишь были дружеские споры┘» Это о декабристах, которые действительно разрабатывали планы уничтожения царской семьи и вышли на площадь с оружием. У петрашевцев либеральной болтовней все и ограничилось. Подробно описано заключение этих молодых людей в сырых камерах Петропавловки. Суд откровенно и прямо называется судом над идеями. Подробно описана неаппетитная борьба между Третьим отделением и полицией за честь первыми раскрыть заговор. А народ? А общественное мнение? О, святая простота! Народ верит самым нелепым сказкам о петрашевцах, которые якобы намеревались извести под корень население России и заменить его нарочно выписанными французами. «Зима железная дохнула — и не осталось и следов┘» (То же самое, хотя и с иной подоплекой, повторится в 70-х годах XX века, когда деятельность кучки диссидентов не вызовет никакого народного сочувствия.) Так можно истолковать «Пропавший заговор», если забыть о затянувшемся на три поколения существовании советской власти.

Однако наше (опять же имею в виду выросших при советской власти) отношение к России прошлого века вряд ли может быть хладнокровным. Мы легко впадаем в соблазн представлять отечественную историю послепушкинского периода сплошной идиллией (да и кто отрицает, что Столыпин за три года своего террора казнил меньше людей, чем Сталин в один день, а крепостное право в России кануло в Лету за год до отмены рабства в Соединенных Североамериканских Штатах?). Но, как говорят американцы, two wrongs don»t make a right, то есть из двух неправд не слагается истина. Конечно, история не знает сослагательного наклонения, но представим себе, что известная чаша миновала Россию, что страна спокойно пошла другим путем и сейчас представляла бы собой нечто вроде гигантского острова Крым. Мы были бы тоньше и беспристрастнее. Трагикомическая расправа с петрашевцами вызывала бы у нас безусловное возмущение.

Но как не вспомнить о том, что было потом, после 1917 года?

Не знаю, входило ли это в намерения автора, но основной пафос книги, пожалуй, все-таки охранительный. На самом примитивном уровне заметим, что советский режим, особенно в пору своей пионерской и комсомольской юности, расправлялся с неугодными, не слишком церемонясь. Злополучных же петрашевцев в крепости как-никак поят кофеем, угощают сигарами, да и расстреливать в конечном итоге не расстреливают.

Увлекаться, разумеется, не стоит. Этого не делает и сам автор. Из книги явствует, что российские помещики продолжают угнетать крестьян, а те порою режут помещиков. Русские войска топят в крови венгерское восстание. С брезгливым вниманием автор прослеживает (на основе впервые обнаруженных им документов) перипетии судьбы жалчайшего Антонелли, долгие годы жившего на дивиденды от предательства петрашевцев. «Остров стабильности» (который Тютчев, впрочем, в известном стихотворении называл «утесом») населен живыми людьми, которые с готовностью «радеют родному человечку»: за счет чисто родственных связей спасается от каторги сын сенатора Мордвинова, и более того (это поразительное открытие Игоря Волгина еще оценят специалисты-историки) — в силу сплетения чисто человеческих причин полиция, похоже, способствует сокрытию от следствия подпольной типографии, в случае обнаружения которой кое-кому из бедных петрашевцев не миновать было бы настоящего расстрела. Юридический анализ этого политического процесса, виртуозно проведенный Игорем Волгиным, показывает полную противозаконность судилища 1849 года. Словом, я отнюдь не хотел бы жить в тогдашней России, пусть по ней и не бродил призрак коммунизма. Однако понять тогдашнее общественное сознание — само по себе подарок.

Читайте так же:  Помогу сделать приворот

В этом я вижу одно из главных достоинств этого блестящего труда.

И, наконец, о главном герое книги. Сколько ни пытайся сбрасывать идолов старой литературы с «Боинга» современности, со временем все яснее, что «отставной инженер-поручик, литератор Федор Михайлов Достоевский» вряд ли сыграл в становлении общечеловеческого сознания более скромную роль, чем Гомер, Шекспир или Гете. Представляю, как удивился бы он, узнав, что хотя бы один из его романов непременно стоит на полке книжного магазина в любом захолустном городке Америки или Европы; мой восемнадцатилетний сын, которому я почти насильно всучил «Братьев Карамазовых», едва ли не всерьез впоследствии рассердился на меня за то, что я так долго утаивал от него эту «лучшую книгу, которая попадала ему в руки». Все подробности жизни Достоевского — круг знакомых, настроения, возможные прототипы романов, отрывки из писем и свидетельских показаний, даже бытовые мелочи типа «пуховой шляпы», изъятой при аресте, — приобретают особую важность не только из-за извинительного любопытства читателя к подробностям жизни гения, но и потому, что бросают новый свет на его поздние произведения.

Игорь Волгин скрупулезно прослеживает, кто из тогдашних знакомых Ф.М. мог впоследствии отразиться в основных и второстепенных черточках героев писателя — Ставрогина, Лужина, Верховенского, старика Карамазова. Его убедительный и тонкий анализ подкрепляется материалами малодоступными, уникальными, неожиданными. При этом либеральная (на первый взгляд) установка автора не предполагает выводов, к которым, однако, приходит любой мало-мальски пытливый читатель. Выводы эти лежат на поверхности, поскольку подсказаны всем духом этого художественного исследования.

Здесь, вздохнув, я отважусь выразить несогласие не только с Волгиным-ученым (с Волгиным-художником мне спорить не о чем!), но и самим главным героем книги, которому, собственно, выражение «пропавший заговор» и принадлежит.

Игорь Волгин от души жалеет своих незадачливых героев.

Жертвы 1849-го не будут овеяны ни всеобщим сочувствием, ни романтической славой. Они не вызовут у потомков того романтического воодушевления, которое делает излишним вопрос об исторической правоте. И даже Достоевский, несмотря на наличие более поздних заслуг, как-то скучнеет в окружении столь маловыразительных лиц.

Но именно обыкновенность участников делает их людьми историческими.

Петрашевцы стали первыми русскими интеллигентами — в том классическом смысле, какой обретет это понятие к исходу XIX столетия. Умственную свободу они предпочли свободе физической.

Но неужели и впрямь этот заговор представлял собой «случайный и обременительный опыт, который не будет востребован никогда и никем»?

Положим, эти последние слова опровергаются уже самим существованием замечательной книги, которую я держу в руках. Но основной мой тезис в ином. Осмелюсь утверждать, что заговор петрашевцев не «пропал» хотя бы потому, что участие в нем подвигло начинающего модерниста превратиться в автора «Бесов» и «Записок из подполья». (Впрочем, лукавый автор это прекрасно понимает и сам, но намеренно «программируя» встречный всплеск читательских возражений.)

Я имею в виду не влияние новых драматических впечатлений на художественный талант Достоевского. В случае двух других великих страдальцев русской литературы — Шаламова и Мандельштама — достаточно говорилось о том, что они прекрасно могли бы обойтись без своего трагического опыта, став, быть может, другими, но не менее классическими писателями. Речь всего лишь о том Достоевском, каким мы его знаем, об эволюции его мировоззрения.

Ни из каких следственных показаний, ни из каких доносов не воскресить реальной атмосферы этого кружка, возглавлявшегося, как ни крути, самолюбивым неврастеником. Как явствует из «Пропавшего заговора», однако, его члены заигрывали с идеей насильственного переустройства мира, которое на обыденном языке и именуется революцией. (Стоит ли добавлять, что подобное заигрывание никак не заслуживает смертного приговора с заменой на каторгу и солдатчину?) Увлекся этой идеей и молодой Достоевский, на призыв к освобождению крестьян с жаром восклицающий: «А хотя бы и через восстание!» Однако после несправедливого наказания, после возвращения в Петербург писателем вдруг овладевает пронизывающий все его романы антикоммунистический, антиреволюционный и славянофильский пафос, который не оставит его до самой смерти.

Неужели причина в том, что каторга его сломала? Нет, до каторги он был писателем многообещающим, а после — стал гениальным.

Неужели причина в заискивании перед сильными мира сего? Нет, Достоевский был человек редкого благородства (он сам говорил, что не пошел бы доносить в полицию, если узнал бы о готовящемся террористическом акте даже против царя).

Да, герои кружка Петрашевского не сумели развиться в истинных революционеров. У них не оказалось для этого времени, а может быть, и решимости.

Тем не менее пройденные испытания дали Достоевскому-мыслителю возможность ощутить жизнь «униженных и оскорбленных» — сначала в остроге, потом в армии — во всей полноте, убедиться, быть может, как далеки были от народа в его живом развитии несостоявшиеся ниспровергатели тирании.

Этот опыт дал автору «Бесов» и собственное ощущение атмосферы тайного кружка, члены которого, как Великий Инквизитор, в конечном итоге не могли не стремиться взять на себя право распоряжаться судьбами, да и самими жизнями, других. Ощущение того, как начинают всерьез приходить к убеждению, что цель оправдывает средства. Ощущение заурядности революционеров, которые зачастую выбираются из народа вовсе не по признаку доброты, ума или отваги, а по признаку — увы! — властолюбия и цинизма, жестокости и безрассудства. Дал он ему и ощущение, лучше всего описанное в упоминавшемся выше стихотворении «Море и утес», — то есть чувство бессилия одиночек против «мира», против общества пускай и несовершенного, но развивающегося по своим законам, своими темпами, со своими издержками, которые, однако, несравнимы с издержками, вызываемыми революцией. Разумеется, он имел дело лишь с эскизом. Развить его в художественную картину мог только выдающийся писатель.

Думается, что без этого опыта невозможны были бы книги зрелого Достоевского, которые в значительной мере представляли собой романы-предостережения — жаль, что отечество поняло это слишком поздно!

Закончу замечанием самым лапидарным, а именно — горячим советом прочесть эту увлекательную и глубокую книгу, пока она еще есть в продаже.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Пропавший заговор
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here